mtb.lv Workshop
ru lv en
Мадагаскар – 2006. Сияние рая.
«...Кажется, что природа нашла здесь
уединенный приют, где она может творить
образцы, не похожие на что-либо созданное
ею в других местах. Здесь на каждом шагу
встречаются причудливые, изумительные
формы... Что за чудесная страна этот
Мадагаскар!»
                        (Ж.-П.Коммерсон, 1771 год)

 Маршрут.

Антананариво – Амбуситра – Амбухиманга – Ранумафана – Фианаранцоа – Амбалавао – Вухисаока – Антамбухубе – Ихуси – Сакараха – Андранувури – Бетиоки – Эдзеда – Итампулу – Анакао - Сент-Аугустин – Тулеара – Антананариво.

Всего 698 км активной части на байках за 14 ходовых дней. Абсолютный сброс высоты составил 846 метров.

Участники.

Слева направо:
Миша М, Лена, Рома Ломасов <Веломот> (он же руководитель похода), Слава, Миша Ч, Илья.
А позади нас подразумевается самая высокая вершина массива Андрингитры – пик Буби.

Немного общих сведений об острове Мадагаскар.

Мадагаскар – четвертый по величине остров земного шара (после Гренландии, Новой Гвинеи и Калимантана), находится в западной части Индийского океана. Население – 18 млн человек. Официальные языки – мальгашский и французский. Столица – Антананариву. Основные народы — мерина, бецилеу, бецимисарака, сакалава, антандруи — относятся к смешанной монголоидно-негроидной расе, возникшей в результате смешения переселенцев с Малайского архипелага и восточного побережья Африки

В 1896 – 1960 годах - колония Франции. С 1960 года независимое государство Малагасийская республика. В административном отношении страна разделена на провинции. Все они одноимённы со своими центрами.

Национальная валюта – ариари. Часовой пояс +3 часа от Гринвича.

Подготовка к походу.

Идея первого российского велопохода по Мадагаскару – Ромы «Веломота». Он же подготавливал нитку маршруту, он же был руководителем сего мероприятия.

Рейсы на Мадагаскар выполняются из Парижа несколькими авиакомпаниями, но наилучшие условия предложил ЭйрМадагаскар на своей распродаже в ноябре/декабре – 670 евро с налогами туда и обратно. Перевозка байков не требовала дополнительных плат, в отличие от Эйр Франс и Корсэйр, которые тоже летают в Антананариво. Коллектив (6 человек) у нас подобрался из различных городов и стран. Слава стартовал в Париж из Хельсинки Финэйром, Миша М из Риги через Прагу Чешскими авиалиниями, все остальные из Москвы Аэрофлотом.

Перед походом многие из нас сделали вакцинацию против гепатита А+Б (TWINRIX), брюшного тифа и дифтерии. Эта вакцинация была добровольной, при прилете на остров справки о сделанных вакцинах не требуют. От малярии вакцины нет, поэтому пили таблетки, в обязательном порядке. К сожалению, вернувшись в Москву по непонятным причинам Миша Ч заболел малярией (инкубационный период у нее довольно велик). Хорошо, что все закончилось хорошо, но это урок на будущее для всех – относиться к Африке легкомысленно просто недопустимо, при всей порой кажущейся безопасности.

Кроме этого, с нами была довольно обширная аптечка, которую вез с собой Слава – набор лекарств должен был помочь при любом недуге.

На острове использовались генштабовские карты 50-х годов, привязанные и загруженные в GPS + с Ильей был КПК. Путеводитель Lonely Planet также с достоинством справился со своей ролью.

Стоит отметить, что на острове существует свойство даже небольших ран не заживать подолгу, а большие и вовсе начинают гноиться. Видимо, у европейцев отсутствует иммунитет против каких-то местных бактерий. Стрептоцид против них также оказался малоэффективен. Так что в аптечке стоило иметь побольше средств для обработки ран и антисептиков, и обрабатывать ими немедленно даже небольшие повреждения кожи. Также были проблемы с колючками, которые попадают под кожу и там обламываются. Некоторые доставали их из себя еще через пару месяцев. В остальном каких-то опасностей для здоровья, опасных пауков, хищников, змей и прочих гадов нам не встречалось.

Дневник похода.

13 апреля. Перелет на остров.

Именно этот день стал отправной точкой этого велопохода. Именно в этот день в парижском аэропорту Шарль Де Голль, в терминале 2А на регистрации рейса MD51 компании Эйр Мадагаскар впервые встретились все участники похода. Одна половина (Илья, Миша Ч, Лена) приехала на день раньше и провела ночь/день в Париже, другая летела со всех концов Европы в этот день. Рома «Веломот» из Москвы, Слава из Хельсинки, Миша М из Риги.

Томительное ожидание посадки на самолет было скрашено французским вином и сырами. Но вот, и мы на борту Боинга 767, который спустя 11 часов должен доставить нас в другое полушарие, на далекий остров Мадагаскар. Внутри нас встречают стюардессы и стюарды-малагасийцы, и именно в этот момент очень остро стало ощущаться, что мы отдаляемся от цивилизованной Европы в сторону загадочного острова.

Накормив обедом, нас стали укладывать спать (прилет на остров должен был случиться в 4:30 утра, поэтому и спать нас отправили рано). Континентальную Африку из иллюминатора самолета увидеть не удалось – отбой!

14 апреля. Антананариво-Амбуситра (на машине).

Ночь в самолете для всех прошла по-разному – кто-то мучался из-за длины своих ног, упиравшихся в сиденье перед собой (Миша Ч поступил благоразумнее остальных, улегшись в проходе между рядами), кому-то наоборот удалось отдохнуть. Аэропорт Ивато в Антананариво (далее-Тана) встретил нас моросящим дождиком, который на момент нашего выхода из терминала успел прекратиться.

После первых шагов по африканской земле, для меня со Славой начался процесс получения виз (москвичи использовали возможность сделать визу в посольстве Мадагаскара в Москве). Возможность получения визы для всех одинакова, что для граждан ЕС, что для жителей других стран – 30 евро или американских долларов на 4 недели пребывания (то что курс этих валют существенно отличается, для малагасийцев видимо было загадкой).

После завершения пасспортного контроля предстояло дожидаться нашего багажа и надеяться на то, что план «Б» на случай потери байков или рюкзаков не будет озвучен. Надеялись не зря, все получено в том же состоянии и количестве, что и было отдано на регистрации.

Получив багаж мы с Ромой отправляемся в представительство ЭйрМадагаскара в аэропорту, чтобы приобрести билеты на перелет из портового города Тулеары, пункта финиша нашего похода, обратно в столицу. Разочаровывающий ответ «билетов нет», поставил нас перед фактом использования «taxi brousse» в обратном направлении. «Тaxi brousse» - это микроавтобусы, исключительно азиатского производства для перевозки клади и пассажиров по асфальтированным дорогам страны. Таких дорог немного, основная из них Тана-Тулеара протяженностью около 1000 км, по которой мы и перемещались на таком виде транспорте. Итак, донеся эту нерадостную новость до остальных участников похода, направились прямиком к пункту обмена валюты.

Денежная система Мадагаскара стоит того, чтобы упомянуть о ней отдельно. Основная валюта страны – ариари, обменный курс примерно 2550 ариари за 1 евро. Кроме ариари в обороте также находится старая валюта – малагасийский франк, который соотносится к ариари как 5:1. В больших городах, цены называют уже в ариари, в деревнях – во франках, поэтому приходилось включать в голове калькулятор, чтобы определить истинную стоимость продукта.

Обмен валюты на всех занял не более 20 минут, чем опроверг заблуждение, упомянутое в некоторых отчетах, что обмен денег – это очень сложная процедура и может занять целый день.

Каждый участник похода получил около 1 миллиона ариари купюрами по 10000 (самая крупная), и моментально почувствовал на себе невзгоды, которым подвергаются миллионеры – как и где разместить такую пачку денег. Для меня, как казначея, задача еще более усложнялась. Хорошо, что решили на общественное распоряжение сдать не все деньги.

Все, пора двигаться дальше. А дальше нам надо было в Амбоситру, город южнее Таны почти на 300 километров. До этого города регулярно отправляются «taxi brousse» с северного вокзала Таны. Пока мы с Ромкой бегали в кассы ЭйрМадагаскара, ребята познакомились с малагасийцем, который свободно разговаривал по-русски. Оказалось, что он учился в Союзе в тот период, когда на острове с помощью СССР пытались строить социализм после французской колонизации. Вообщем, Союз всячески помогал острову, в том числе образованием. Услышав родной язык, он помог нам объяснить ньюансы, как доехать до автовокзала, сколько должно стоить такси и как отличить легальное от нелегального. Вняв его советам, мы погрузились в две такси и направились в столицу.

В стране чувствуется подавляющее влияние легковых машин французского производства, при чем в большинстве своем это Рено и Ситроены 50-60 годов прошлого века. Не верьте людям, говорящим, что машину времени еще не изобрели – поездка на Мадагаскар позволит вам окунуться не только в прошлое столетие, но и в гораздо поздние века и эры.

Дорога из аэропорта в Тану тянется через маленькие города и деревни, которые создали первое впечатление об острове – очень яркое и иррациональное. Это ощущение не покидало на всем протяжении путешествия. Будто бы сидишь у телевизора и смотришь передачу Сенкевича «Клуб путешественников», - сознание отказывалось верить в то, что именно ты там находишься.

Невозможно было понять в какой момент мы въехали в Тану, так как то, что нас окружало сильно не изменилось. Тем не менее, вот и он – Северный автовокзал.

Грязь, торговцы китайскими товарами, местные увидев вазахов (так местные называют всех белых, хотя это слово с малагасийского переводится как «иностранец») пытаются что-нибудь им сплавить. Сумбур какой-то...Удалось договориться о необходимом транспорте за 90000 ариари на всех и погрузив нас с багажом в машину местные быстро потеряли какой-либо интерес к нам. Ожидание отъезда затянулось...Даже неприлично долго затянулось. Ко всему прочему понять кто из них водитель, кто шеф данной поездки было абсолютно невозможно. После наших вопросов к ним, они либо разводили руками, либо убегали куда-то безвозвратно. Как потом оказалось, они ждали пока не наберут народа на полный микроавтобус. Это произошло уже ближе к обеду и мы наконец-то уезжали из Таны, которая не произвела на нас ни малейшего впечатления.

В Амбоситру мы прибыли спустя 4 часа, порядком устав от дорожного серпантина и гонок на «taxi brousse». Настроение поднимали местные, которые ехали вместе с нами и пели под включеннное радио фактически на всем протяжении маршрута.

Приехали. Разгружаемся. Рома принимает решении собирать байки не отходя от дороги, хотя старт на байках был намечен на следующее утро. Вокруг снуют десятки заинтересованных, в основном это конечно же дети, - они меньше всего нас боялись, да и какой-то старичок с различными резными поделками, надеясь на удачную торговлю. Но в этот раз надеялся зря.

Собрав боевую технику направляемся к ближайшему отелю (Motel Violette), чтобы остановиться на ночь. Иду договариваться о цене – сошлись на 46000 ариари за двухэтажный домик с горячей водой, т.е. 3 евро с каждого. Долго уговаривать нас не пришлось.

День же завершили поездкой с Мишей Ч за ананасами, начав «ананасовую болезнь» и шикарным ужином в местном ресторане под живую музыку. Первый день на острове прошел замечательно!!!

Мадагаскарская виза стоила все-таки не 30, а 15 евро или долларов, по выбору платящего. Имелись некоторые опасения, что вдруг, пока мы летели через пол земного шара, правила изменились, и нас без визы не пустят. Но чиновница в окошке меланхолично наклеила марки в паспорт, взяла протянутые 15 долларов и отсчитала мне сдачи 35 долларов. До этого в Африке я был только в Египте, и был готов к постоянным попыткам облапошить. Тут стало ясно, что Мадагаскар это не Египет, и отношение к деньгам тут прямо противоположное. 35 долларов я, конечно, вернул, впрочем, чиновница не выразила при этом никаких эмоций. Хотя здесь это для многих месячная зарплата.

15 апреля. Амбуситра-Суаниврана.47 км,
макс.высота 1464 м / мин.высота 650 м сброс высоты – 630 м.

Первичной задачей этого дня было закупится едой на 4-х дневный переход по Большому Уступу.

Решили не начинать поход с подвигов и выспаться как следует после предыдущих бессоных ночей. Как оказалось впоследствии, этот оказался единственным днем, когда мы встали так поздно. Континентальный завтрак, традиция унаследованная от колонистов-французов, как всегда не утолил до конца утреннее чувство голода, но открывавшиеся перспективы этого дня не позволяли долго думать о какой-то неудовлетворенности.

Упаковав вещи в рюкзаки, а рюкзаки на байки отправляемся в центр города Амбоситра на рынок. Людей на центральной улице города, которая собственно и являлась рынком, оказалось слишком много. Но в глазах не было агрессии, а только интерес и удивление. Паркуем байки в сторонке и идем закупаться. С едой особых проблем нет – покупаем макароны, рис, чай, кофе, сахар и сардины в банках – примерно тот же рацион, что и в нашей полосе. Не забываем про воду – она здесь практически везде доступна, просто надо ее вовремя покупать.

Перелив часть воды во фляги, заметили, как к пустым пластиковым бутылкам у детей появился жгучий интерес. Раздали их, вызвав у них радость и улыбки.

Все, надо уезжать, а то на часах уже фактически полдень, а мы все топчемся на месте. Что характерно, световой день в это время года довольно короткий и к 6 часам вечера пермещаться на байках уже трудно.

По пути покупаем топливо (essence) для горелок и следуя указаниям GPS выезжаем на нужную нам дорогу ведущую к Амбуиманга.

Дорога представляет собой жесткий укатанный грунт красного оттенка. Красным латеритным почвам обязан Мадагаскар своим названием – Красный остров. Отсюда же его сравнение с кирпичом. Хотя, возможны и другие объяснения причин подобного наименования острова – хотя бы то, что господствующие касты подчеркивали свое привилегированное положение красной одеждой.

Дорога находится в отличном состоянии по которой способна проехать даже легковая техника 50-60-х годов, но на ней также встечаются арбы со впряженными зебу. Эти горбатые животные были завезены на остров первыми переселенцами наряду с другой породой, лишенной горба и исчезнувшей лишь сравнительно недавно. В социальной структуре малагасийских племен размер стада отражает и зачастую определяет положение его владельца. Сотни животных приносятся в жертву во время религиозных празднеств и погребений; их рогатыми черепами украшают могилы.

Продвигаемся дальше, дорога понемногу поднимается в гору, дорожное покрытие уже не столь идеально как в самом начале, а фактически годно для использования велосипедистами (их на острове предостаточно, даже в самых отдаленных селениях) и camion-brousse, они же грузовики на высокой подвеске для перевозки людей и грузов. Подкрепляемся бананами и печеньем и начинаем спуск в рифтовую долину, окруженную с 2-х сторон уступами, высота которых местами достигает 1500 метров. Погода нам благоволит, - на небе солнце, небольшие тучки и никакого намека на ее ухудшение.

А тем временем прибываем в маленькую деревушку Суаниврана. Возможно, мы чем-то прогневали богов или не отдали дани уважения им, но погода меняется на прямо противоположную – набегают скверные серые тучи и становится очевидным, что дождя не избежать. А тут еще я задерживаю группу, идя покупать какие-то овощи или фрукты у местных. Стоит отметить, что этот объект (название его вспомнить сможет только Рома) оказался абсолютно несъедобным, ну или мы не знали как его приготовить.

И вместе с тем начинается дождь. Даже не то чтобы начинается – он просто хлынул, как из ведра. Настоящий тропический ливень – это дождь стеной и в радиусе 2-х метров ничего не видно. Стараемся скрыться под деревом и накрыться «пенкой», но фактически большого толку не дало. Ко всему прочему стало смеркаться. Решаем искать место ночлега, садимся на байки и... у Миши Ч пробой. Это судьба, от нее не уйдешь. Ставим палатки неподалеку от дороги и готовим ужин – все это происходит под проливным дождем. Ужинаем макаронами с сардинами из ОАЭ (привет глобализации), запиваем кофе, а дальше остается только разбежаться по палаткам – дождь так и не смилостивился....

Но. Спустя несколько часов, уже глубокой ночью, дождик лить перестал, и мы вышли со Славой из палатки. Эту картинку, то что открылось моим глазам я долго буду вспоминать. Именно так бы я хотел, чтобы выглядел рай (размечтался – попади туда еще), но по-крайней мере я понял к чему надо стремиться. Над головой – южное полушарие со своими созвездиями и полярной звездой где-то у горизонта. Внизу тихо шумит быстрая речушка, а окружающий нас внешний и внутренний уступ окутан поднимающимся туманом...Сказочно.

По прошествии первого дня похода предрассудки и опасения стремительно развеиваются, и мы начинаем чувствовать себя на этом диковинном острове весьма комфортно. Поначалу немного напрягали толпы, в любой деревне неизменно собирающиеся на нас поглазеть. Но быстро становится ясно, что никакой злобы или стяжательства у этих людей и близко нет, просто огромный интерес и удивление. С нашей стороны интереса и удивления не меньше, оно перерастает в чувство нереальности происходящего - настолько все больше похоже на какой-то кинофильм, чем на что-либо виденное ранее.

На Мадагаскаре напрочь отсутствует понятие тротуара или обочины. Узкие дороги пересекают города и деревни, на них играют дети, дефилируют женщины, несущие на головах что угодно вплоть до швейной машины. В центре города шоссе является также оживленным базаром с толпами продавцов и покупателей. Через этот хаос со скоростью черепахи протискиваются автомобили, повозки и велосипедисты. Никто ни на кого не наезжает и не нервничает. Когда появляется грузовик шириной во всю дорогу, вся толпа временно рассасывается по закуткам.

Впечатлили также песчаные дороги с накатанной колеей глубиной местами метров пять! Трудно представить, как выглядит грузовик, едущий по дну такой колеи в сезон дождей. Мы едем по так называемой обочине, по кромке обрыва. Непонятно, куда же делся грунт из колеи, видимо в дождь его вымывает бурным потоком в реку. Что такое дождь в этих местах, мы к вечеру прочувствовали в полной мере. Мы весьма долго прятались от него под пенками, а местные отрывают большой лист от банана и продолжают путь под таким элегантным зонтиком. Но нет худа без добра - я уезжал в поход простуженным, а после ночи под дождем кашель и симптомы исчезают напрочь.

16 апреля. Суаниврана-Амбудивуасари. 43 км,
макс.высота 676 м / мин.высота 594 м сброс высоты 44 м.

Эх, мокрым этот денек выдался, но обо всем по порядку. Не спеша едем к деревне Амбуиманга, одной из крупнейших на этой дороге. В ней планируется закупка провианта. Дорога после вчерашнего дождя превратилась в большую лужу, объехать которую можно лишь по обочине. У края дороги стоят отдельные дома, у некоторых из них можно закупиться бананами. Дома в этом регионе чаще всего сооружаются из циновок, сплетенных из пальмового волокна или бамбуковой дранки. Пол высоко поднят над землей на столбах; крыша покрывается листьями пальм или «дерева путешественников».

Удивительное рядом или мы приехали в деревню Амбуиманга. Такой ажиотаж, связанный с нашим приездом у местных не вызывают даже наверное их самые крупные праздники. Вероятно, все население высыпало на площадь, на которой мы остановились, но люди не проявляют назойливости, а лишь стоят на отдаленном расстоянии и рассматривают нас, нашу пеструю одежду, нашу технику. Опять же никакой агрессии, на лицах одни улыбки – вообщем так они и стояли, окружив нас на протяжении того часа, что мы были в этой деревне.

Отправляюсь с Леной за едой и водой. С овощами никаких проблем нет – картофель, лук, рис, все то, что мы обычно покупаем у себя дома. В небольшой лавке вообще невообразимый ассортимент товаров, сложно сказать чего там не было, что мы хотели бы купить. Выбираем банки тушенки, произведенные где-то в Латинской Америке (наш топовый продукт на все следующие дни), конфеты, печенье, воду и колу (да-да именно ее). Продавец методично стирает сантиметровый слой пыли со всех бутылок, - видимо не часто белые проезжают здесь. Очевидно, что местные нечасто себе позволяют покупать что-либо там и даже не исключительно по той причине, что это для них дорого, а потому что они привыкли к другой еде, а воду они могут получить абсолютно бесплатно, набирая ее из реки и очищая с помощью фильтра, роль которого выполняет обычный уголь. Замечу также, что подобный набор продуктов был доступен фактически в любой уважающей себя деревушке. Возвращаясь с Леной обратно к ребятам, останавливаемся у домика рядом с которым хозяин продает обжаренное «что-то» в тесте. По-французски с ним изъясниться не удалось, поэтому дегустируем. Посмотрев друг на друга решили не рисковать и оставить эксперименты с едой в покое. Что же это было на самом деле осталось для нас загадкой до сих пор.

Дорога после этой деревни превратилась в обычную пешеходную тропинку и начались приключения. Прибываем к тому что на карте обозначено как мост, - мостом здесь называются одни лишь воспоминания. Переходим речку с байками вброд, ни на минуту не задумываясь о предупреждениях упомянутых в отчетах бывалых (о пиявках и иной заразе). Следующей водной преградой является река, на которой организовано паромное сообщение (как громко сказано!!!). Паромом является пирога, выдолбленная из цельного дерева, а вместо весел и руля – бамбук в руках у единственного ответственного за эту переправу. Сама пирога удивительно слабоустойчива на реке, но мастерство паромщика легко перевезло нас и наше снаряжение на другой берег. Попутно узнаем, что несколько месяцев назад байкеры из Франции проезжали по этой же дороге и так же переправлялись как и мы. Эх, а как же хотелось быть здесь первым вазахом на байке!

Следующая переправа через речку была уже уровнем посложнее. Некоторое время назад на этой речке, шириной где-то 15 м существовал мост. Мост по прошествию времени канул в небытие и для того, чтобы перебраться на другой берег бросили чугунные швейлеры (шириной где-то 20 см). Швейлеры тоже не простояли долго и хаотически попадали в реку, но сохранив за собой функцию перехода (условную). Делать нечего, надо перебираться, потому как Слава, который ездил на поиски другого пути, вернулся ни с чем. Затратив не менее часа на то, чтобы перевезти технику на тот берег и проявив максимум осторожности (к счастью, глубину речки измерять никто не отважился) продолжаем путь, который скоро и завершаем по причине наступления темноты. Выбор ночлега падает на полянку с кофейными деревьями, под которыми мы собственно и располагаемся.

Подводя резюме этого дня, может удивить небольшой пробег, который составил около 50 км, но если принять во внимание время, затраченное на пересечение водных преград, нельзя сказать, что он не был насыщенным. Второй ходовой день заканчивался также как и первый – дождем.

Мы все дальше удаляемся от цивилизации Дорога, по которой непонятно как раз в неделю пробирается грузовик, редуцируется до простой тропинки через реки-буераки. Вдоль тропинки расположены деревни, в которые иного пути из внешнего мира не существует. Деревенские жители целыми семьями идут нам навстречу, здороваемся друг с другом. Мужчины, как водится, налегке, а женщины с поклажей на голове. Таков матриархат, разве мужику доверишь что-нибудь ценное? А уронить проще простого - как "мосты", так и "паромы" крайне неустойчивы. Хорошо хоть крокодилы здесь, говорят, уже повывелись. Много раз сегодня казалось, что груженый байк вот-вот соскользнет в мутный поток на переправе, а следом и сам с паспортом в кармане. Но обошлось.

Сегодня Пасха, в деревнях все в лучших одеждах, в церквях службы. Я заглянул с порога в храм, черный батюшка с кафедры читал проповедь, народу битком, прямо в церкви на костре готовится некая еда, видимо аналог кулича. Внутрь заходить не стал, итак отвлек всех от проповеди.

Встретились сегодня с местной фауной в виде мертвой змеи метра полтора длиной, а также живого хамелеона, который нежно цепляется за палец своими двупалыми лапками.

 

17 апреля.  Амбудивуасари-Цератанана. 45 км,
макс.высота 654 м / мин.высота 437 м сброс высоты 183 м.

Псевдо-паром, который нас перевозил утром в этот день, оказался последним в пересечении водных преград. Переезд или переплыв на другой берег прошел уже по проверенной схеме с единственным отличием, что в роли паромщика были дети лет 10-11, но доверяем свою и судьбу своих вещей им даже не задумываясь.

В течении дня погода налаживается, пасмурные облака и мелкий дождик сменяется солнышком и существенным потеплением. Вместе с этим открываем для себя новый фрукт – гуаву. Под определение «гуава» начинают попадать и другие фрукты, менее съедобные, а как результат мятеж моего организма, который осложнился еще и солнечным ударом, вползая в небольшую горку. Вернуться в боевой строй помог Ромкин точечный массаж живота, крепкий чай, а самое главное прохладная речка, которая помогла освежиться и всем остальным участникам похода. Даю себе слово не есть в дальнейшем что попало, хотя положа руку на сердце не всегда удавалось сдержать его.

Уже стемнев, въезжаем в деревушку Цератанана, в которой пополняем наши припасы и спустя несколько километров находим местечко для ночлега, рядом с небольшим ручейком. Узнаем от Ромы, что мы не вписываемся в график и поэтому после небольшой дискуссии решаем завтра срезать путь по асфальту.

Миша Ч отправляется к ручью помыться и вскоре возвращается с ужасом в глазах. Расспросив его узнаем, что по дороге к воде находится сложенное правильной формы сооружение из камней. Сразу вспоминаем, что у мальгашей принять хоронить именно таким образом. Небольшой холодок испытал, наверное, каждый из нас, но принимаем решение остаться здесь по двум причинам: палатки уже поставлены, а искать другое место в кромешной тьме довольно затруднительно. Позже, отправившись со Славой к этому месту, находим действительно странным это сложение камней, но однозначно ответить был ли это склеп невозможно, а слово «странно» для Мадагаскара обычное явление, так что не придавая особого внимания этому факту моемся и спокойно засыпаем.

Народ здесь поодиночке весьма стеснительный, одна девушка, торгующая бананами, увидев нас вообще убежала в лес, бросив весь свой товар. Бананов хотелось непреодолимо, так что они были съедены в момент. Взамен оставили некую сумму денег, Миша оставил также свой кожаный велочехол. Сколько стоят бананы на самом деле мы понимали плохо, так как многие продавцы по-французски не знали даже чисел. А по их выражению лица непонятно, достаточно заплачено или нет. Такое впечатление, что им главное быть при деле, а выручка не интересует вовсе. Даже редкие франкоговорящие продавцы не способны совершить умножение и называют цену, скажем, за несколько связок бананов после некоторых раздумий от балды. Попытки предложить им купить все сразу оптом со скидкой и вовсе натыкаются на стену непонимания, граничащую со ступором с обеих сторон. Впрочем, цены ничтожны, единственная проблема - нехватка мелких денег. А имеющиеся у нас в изобилии бумажки достоинством в 10 тысяч ариари не разменяют и всей деревней.

Вкусные необычные фрукты растут вдоль дорог. C холмов сбегают водопадами чистейшие ручейки, мы в них купаемся.

18 апреля. Цератанана-Ранумафана. 52 км,
макс.высота 1015 м / мин.высота 409 м набор высоты 183 м.

Каждый турист, приезжая на остров Мадагаскар узнает о некоем загадочном слове «мора-мора», которое очень ярко характеризует местную нацию и которое можно перевести как «неспеша». Этим словом начинаются все путеводители по стране, и с ним обязательно столкнетесь и вы, приехав сюда. Оно не говорит о низком уровне обслуживания или негостеприимстве, а скорее символизирует местных жителей как людей трудолюбивых, делающих все с расстановкой. Да и вообще, находясь в окружении такой замечательной природы, разве можно ставить во главу угла скорость. Лучше всего удается остановиться и созерцать. Но на первых порах, европейцам, которые привыкли что «время-это деньги» нелегко принять это качество мальгашей.

Эти строки здесь упомянуты не вне контекста, а в связи с тем, что и мы, на 5 день пребывания в стране столкнулись с этим явлением. Выехав из дождевого леса на асфальтированую дорогу в сторону населенного пункта Ранумафана, мы остановились у небольшого ресторанчика, чтобы продегустировать местную кухню. Заказав мясо зебу по-мальгашски и получив заверение от повара, что в течении 15 минут обед будет готов, стали с нетерпением предвкушать сытную трапезу. Когда пошел уже 3 час ожидания, мы были уже готовы оставить это место, но тут появился хозяин с едой. Сложно сказать, зачем им понадобилось столько времени для того, чтобы приготовить то, что он нам принес – может за мясом надо было ездить в отдаленное село, может для того чтобы помедитировать, но по нашему общему мнению ожидание не стоило результата. Вот такое у нас получилось первое знакомство со словом «мора-мора».

Спустя несколько километров приезжаем в городок Ранумафана, который известен своим национальным парком и термическими источниками («рану» с малагасийского вода, а «мафана» - горячий). На этот день у нас запланирован ночлег под крышей, поэтому отыскиваем причиный отель и располагаемся в трех бунгало на берегу реки. Оставляем рюкзаки в домиках и налегке отправляемся в национальный парк, в котором можно встретить лемуров. Дорога к парку непрерывно ведет в гору, а по пути нашего восхождения к нам «прицепляется» местный гид на велосипеде, который фактически нас сопровождал на протяжении всего нашего посещения парка и который к удивлению, свободно говорил по английски (для Мадагаскара это очень большая редкость). Как потом оказалось, это было совсем неудивительно по той причине, что парк финансируется на американские деньги и большинство посетителей как раз-таки американцы. Гид свои деньги честно отработал, но само посещение парка нам стоило 150000 ариари (примерно 60 евро на всех) и по правде говоря не доставило большого удовольствия. Причина прозаическая – прибыли мы к парку, когда смеркалось, а большинство лемуров, обитающих там, ведут дневной образ жизни. Но одного лемура нам все же довелось увидеть – мышиного, которого гиды приманивали, намазывая банан на ветки деревьев. Ну и конечно, нельзя не отметить хищное млекопитающее фаналуку, очень похожую на нашу лису и привыкшую к толпам туристов и потому не боящуюся позировать фотообъективам. Кстати, не следует путать фаналуку Fossa Fossana  с фоссой Cryptoprocia ferox, как сделал это в 1864 году Грей, давший латинское название роду Fossa.

Выезжаем из парка в кромешной темноте, а впереди нам предстоит спуск с минимальным набором осветительных приборов. Особая благодарность машине, которая нас сопровождала до самого спуска в городок, освещая нам светом дорогу. На базарчике закупаемся неведомыми нашему слуху фруктами – такими как памело, макуба и т.п., но которые вместе с тем оказываются удивительно вкусными.

День завершаем ужином в ресторанчике при отеле, который приподнял нам немного скомканное впечатление от посещения нац.парка. На Мадагаскаре, как понятие, отсутствует черный чай, а вместо него предлагается цитронелла, вкусом очень напоминающая лимонный чай, но на самом деле к лимону не имеющая никакого отношения. Цитронелла /Cymbopogon nardus/- трава, которая растет отдельными пучками и достигает высоты 1-1,5 метра. Обеспечивает прилив жизнеутверждающих сил, бодрости и радости. Дает возможность в любом возрасте ощутить всплеск бесшабашности, авантюры, активности общения. Знай бы мы это на острове, думаю, включили бы ее себе в обязательный ежедневный рацион.

Действительно, национальный парк произвел мало впечатления. Жалко стало белых туристов "традиционной" невелосипедной ориентации, которые трясутся на авто целый день от одного такого туристического гнезда до другого, чтобы походить толпой за гидом и пощелкать камерами прирученных зверьков, заплатив за это чудовищные по местным меркам деньги. Нет, без велика на Маде определенно делать нечего. Мы чувствуем себя уже немного аборигенами, кричим белым туристам "вазах, вазах!".

Ездить на байке налегке без рюкзака по асфальту очень непривычно, спускаясь по серпантину в темноте, чуть не улетел с дороги на вираже.

19 апреля. Ранумафана-Танамбау (на машине).

Просыпаюсь рано и отправляюсь вместе с Ромой на поиски транспорта для перемещения к следующей ландшафтной части нашего похода – горной. На базарной площаде договариваемся с водителем “brousse-taxi”, и учитывая то, что поедем мы по уже известной нам дороге RN7 через Фианарантцоа, решаем заглянуть в тамошний офис ЭйрМадагаскара с надеждой, - а вдруг нам все-таки удастся купить билет на вылет из Тулеары обратно в столицу.

Город Фианарантцоа, второй по величине на острове, сохраняет старую традиционную планировку: расположение на холмах, в центре – на вершине холма – базарная площадь, от нее радиально расходятся ступенчатые улицы; дома одно-, двухэтажные, сырцовые или кирпичные. Город впечатление не производит – после самобытности маленьких деревушек, промышленный Фиана нагоняет тоску и отторжение. Но наша цель – это офис авиакомпании, в котором нас радуют новостью, что билеты все-таки есть, и которые мы без раздумья приобретаем (около 70 евро на человека, но это при условии что на остров вы прилетели их авиакомпанией). После этого направляемся на рынок, где закупаемся не продуктами, а резервными частями для велосипедов. У меня удивительно быстро в дождевых лесах сгорели торомозные колодки на ви-брейках, поэтому принимая во внимание, что впереди еще большая часть пути, решили взять их себе в резерв. Вид продуктов на этом рынке производил отталкивающее впечатление и купив только проверенные, не портящиеся продукты, как рис и макароны, просим нашего водителя отвезти нас в какой-нибудь магазин/супермаркет.

Супермаркет выглядел как оптовая база в высоком ангаре с минимальным ассортиментом и количеством посетителей. Берем воду, тушенку, сардины, заварной чай и, - опять в дорогу.

Проехав довольно большой городок Амбалавао, вплотную приближаемся к массиву Андрингитра и зоне нашей высадки. В своей самой высокой части, массив Андрингитра, расположенный в центре второго уступа, представляет собой гранитный «хаос», каменистую пустыню с редкими верескоподобными кустарниками. Здесь наблюдается чрезвычайно интенсивная эрозия, не известная более нигде в мире, за исключением отдельных районов Бразилии. Гранитные купола и утесы изрезаны глубокими вертикальными бороздами – кюнеттами, которые видны даже на большом расстоянии. До сих пор, кажется, никто не объяснил их происхождение. Как предельно точно подметил кто-то из нас, все нас окружающее очень напоминает декорации к фильму «Властелин колец», настолько все это выглядело нереально, а зачастую даже сюрреалистично.

Через несколько километров просим водителя остановиться у здания школы, неподалеку от которой мы и располагаемся на ночлег. Впереди один из сложнейших участков похода, особые надежды возлагаем на карты 1959 года, которые, скажу забегая вперед, поразили своей практически стопроцентной точностью, за исключением возможно качества дороги, но это только говорило о минимальном влиянии прогресса на эту часть острова и подчеркивало то, чего может лишиться регион, когда сюда проведут хорошую асфальтрованную дорогу и будут толпами возить туристов. Хорошо, что мы наведались в этот край вовремя, до повсеместного проникновения глобализации.

Город Финаранцуа оказался единственным неприятным местом на острове. Может потому, что это - научно-образовательный и религиозный центр страны, а цивилизация порождает худшие инстинкты. Впечатление испортило море грязи, недобрые насмешливые люди и мальчишки, стреляющие вазахов из рогаток по *опе. К счастью, это был единственный факт агрессии за весь поход. Из достопримечательностей там имеется единственная в стране действующая железная дорога.

20 апреля. Танамбау-Вуламбита. 30 км,
макс.высота: 1035м, мин.высота: 793 м  набор высоты 158 м.

Подъемом в 5 утра начали мы этот день, а впоследствии не будет ни одного дня, когда мы вставали позже. Это обуславливалось тем, что в это время года на Мадагаскаре светает и темнеет довольно рано (в 6 и 18 соответственно) и чтобы максимально эффективно использовать световой день, Ромой было и принято такое решение. Завтракаем и отправляемся в путь. По моему личному мнению, этот день стал наиболее трудным из всех, очень насыщенным и первым действительно жарким на острове. К последнему я оказался готов менее всего. Итак, по порядку.

Съезжаем с RN7 на грунтовку и двигаемся по ней в сторону деревушки Вухисаока. По пути нас встречают стада зебу, которых погонщики гонят на пастбища или к водопою и в конце концов на въезде в деревушку мы упираемся в шлагбаум КПП поперек дороги. Мы не на машинах, поэтому обойти его труда не составило, а возражений со стороны всеми покинутого КПП не возникало. Как потом оказалось, шлагбаум обозначал окончание дороги, проезжей для автотранспорта. Но мы, ведомые картами, GPS, Ромой и коллективным сознанием двигаемся уже по тропинке в сторону нависающей над нами горе. Тропинка оказалась тупиковой посреди толи каких-то огородов, толи рисовых полей, а толи вообще какого-то дикого кустарника. Осознаем, что ошиблись дорогой и решаем, выходя на правильную дорогу, сократить путь через вот эти низкие кустарные насаждения. После километра брожений по чьему-то домашнему хозяйству, все таки вытаскиваем байки и себя на ту псевдо-дорогу, ведущую через массив Андрингитра. Псевдо в этой дороге заключалось в том, что со времен издания карты она превратилась в трудно проходимую пешеходную тропинку, ко всему прочему ведущую в гору. Задача вползания в гору усложнялась стремительным потеплением, вплоть до того, что становилось нестерпимо жарко, а как уже было отмечено выше, данный ландшафт был обделен деревьями и как следствие, возможностью перевести дух в тени. Снимаем велорюкзаки, - уклон довольно крутой и ко всему прочему усыпан камнями, поэтому поднять на гору все вместе и одновременно затруднительно. Навстречу нам встречаются селяне, у одного из них мне удалось выяснить, что по этой дороге они направляются на собрание в центральную деревню района – Вухисаока, а на повестке дня вопросы поставки воды отдаленным деревушкам, страдающим от засухи, ну и другие организационные вопросы. Коллективизация, но не как навязанная извне, а как искреннее желание жить сообща и помогать друг другу. Стоит заметить, что мальгаш был одет по-праздничному, в светлых брюках и белой рубашке, соблюдая уважение к собранию. Хотя, можно было бы подумать, для чего в какой-то Богом забытой деревне такие условности, но видимо, занятые сельским хозяйством, они нечасто могут встречаться и поэтому каждая такая встреча на общем собрании, это одновременно и праздник общения и принятие конструктивных решений. Когда я его спросил, а далеко ли нам до следующего населенного пункта, каково состояние дороги дальше и в ответ получив не самые жизнерадостные новости, мне очень живо захотелось обратно на «правильную, хорошую» дорогу, но Рома был уже далеко впереди, да и вряд ли бы он меня услышал. С усилием поднимаемся на вершину горы, с которой как на ладони видна Вухисаока, а под одиноким кустарником располагаемся, чтобы перевести дух.

Начинается спуск в долину, справа остается «зазафуци» («седой старик и младенец»), возвышенность, опустыненная саванна, над которой возвышаются изолированные монолиты, сложенные кристаллическими породами древнего фундамента. Между тем допускаю ошибку, неэкономно расходуя воду, потому как привык, что в дождевых лесах фактически в каждой небольшой деревне можно было пополнить ее запасы. Здесь же совсем наоборот, в небольших группах домов, которые мы проезжали, раздобыть воды не удается, которой от жары стало критически не хватать.

После преодоления каналов, наполненных водой и служащих для орошения рисовых полей, упираемся в еще один хребет, подъем к которому у нас впереди. Как нам напророчил путник-мальгаш в начале дня, изменений наш путь не претерпел – он также был виляющей тропинкой между хаотично набросанных камней и спускающихся с гор небольших речушек. На свой страх и риск, в одной из таких речек утоляю жажду, - в тот момент мысли о гигиене и опасностях отступали на второй план перед восстановлением запасов жидкости в организме. Побочных эффектов от этого, на первый взгляд кажущегося легкомысленным поступка не ощутил, но рекомендовать другим поступать таким же образом на острове не стал бы.

Дальше поехалось веселее, еще веселее стало перед спецучастком, который представлял собой наклонную каменную поверхность, и по которой нам предстояло пройти. При траверсе ее очень остро ощущался каждый шаг, и очень не хотелось думать о последствиях своего падения (даже в большей степени байка) с двухметровой высоты на каменное покрытие, но все завершилось без приключений.

Завершался день, завершалась и жара, которая сменилась пронзителным ветром на вершине хребта, где мы и решили встать на ночлег. Ко всем воспоминаниям дня, добавляется повышенная температура тела, которая стала следствием того, что сгорел под жарким солнцем. Но несколько грамм спирта внутрь помогли восстановить радость к жизни.

Меня смена ландшафта на горный наполнила какой-то непонятной эйфорией. Позади неделя похода, обычно начинает малость тянуть домой, а тут захотелось остаться как можно дольше в этом затерянном мире. За день пришлось преодолеть несколько непростых подъемов и бродов, но энергетика тут чувствуется во всем, временами хотелось бежать с байком в руках.

На привале видели знаменитых мадагаскарских тараканов. Они тут двух видов, одни большие черные; коллекционеры-любители в Европе их держат дома. А другие - самые обычные рыжие прусаки, кои и без коллекционеров пробрались на север и неплохо там адаптировались в общагах и коммуналках. Мы долго ворошили солому, охотясь за одним таким черным пузатым насекомым, но он так и не дал посадить себя в бутылку и увезти в северное полушарие.

 

21 апреля. Вуламбита-река Менаранхака. 41 км,
макс.высота: 1047 м, мин.высота: 672 м сброс высоты 327 м

Утро этого дня началось с инцидента. Миша Ч отправился к речке умыться и, поскользнувшись, сильно рассек локоть. Рана была настолько глубокой, что не заживала на протяжении всей нашей оставшейся части на острове, и только врачи в Москве помогли ему с этой бедой. Но как бы то ни было, все последующие 10 дней похода он держался молодцом.

Резервов воды у нас фактически не осталось, поэтому принимаем решение спуститься к маленькой деревушке Вуламбита и пойти на контакт с местным населением с целью ее пополнения. Въезд в деревню сопровождался радостным гулом ребятишек, а после того как мы остановились, нас окружило, видимо все население, находившееся на тот момент там. Попытки изъясняться на французском с треском провалились, поэтому переходим на жесты – показываем пустые пластиковые бутылки и говорим «рану» (одно из немногих слов на мальгашском, которое мы использовали; переводится как вода). Детишки оказались наиболее сообразительные и отведя нас в один из домов, налили нам воды из своих запасов. Стоит отметить, что вода оказалась горькой на вкус и отдающей запахом гари, - следствие очистки речной воды с помощью угля. Но возможности выбирать у нас нет, поэтому благодарим и движемся дальше. Дети бегут за нами, провожая до окраины деревни. Удивительные воспоминания мы им оставили, даже совершать ничего экстраординарного не нужно было, просто заехать к ним на байках, в пестрой одежде, ярких шлемах и темных очках. Думаю, этот год они будут вспоминать долго, так как сказать, как скоро подобное повторится абсолютно невозможно по причине полной отрешенности этого места от всего остального мира.

Постоянно движемся по тропинке, которая проходит по равнине, но недалеко еще одно пересечение горного хребта. Время от времени встречаем местных, которые видимо, возвращаются с базара из довольно крупной деревушки Антамбухубе, куда и мы путь держим. Женщины несут на головах корзины с разными продуктами, клетки с домашней птицей и т.п. Встречаясь, радостно приветствуем их словом «саляма» и слышим от них слова взаимного приветствия. Следующая картина, которая открылась нашему взору, может по величине удивления сравниться со встречей лунохода и жителей Луны, если бы она состоялась. Роль лунохода в нашем случае играл заржавевший трактор на гусеницах Caterpillar. Понять, как он оказался в этой гористой труднопроходимой местности, для чего и почему остался здесь, нам понять не удалось.

Начинаем уходить на следующий перевал, подъем на который оказался наиболее легким из всех. Слева от нас, в дымке, видится самая высокая точка массива Андрингитра – пик Буби, высота которого достигает 2650 м над уровнем моря. История названия этой вершины довольно забавна. В 1922 году геолог А. Перрье де ла Бати и топограф Ж.Декалентри взошли на пик Буби по восточному склону лишь с третьей попытки. Говорят, что первым на вершине оказался их пес по кличке Буби – отсюда и ее название. Иногда и географ может позволить себе быть юмористом.

Спуск с перевала оказался не менее сложным, чем подъемы в предыдущий день. Не всем удавалось на склоне, усыпанном острыми камнями постоянно ехать на байке. Часть спуска пришлось преодолевать пешком. Но вознаграждением за предыдущие дни стала деревушка Антамбухубе, в которой нам удается купить нормальной воды, а также море фруктозы и впервые попробовать рисовых лепешек, которыми мы потом еще не раз увлекались. Большой проблемой стало отсутствие в этом районе ананасов – зависимость, которая появилась в первые дни пребывания на острове, требовала новых доз.

Дорога, соединяющая Антамбухубе и город Ихуси на дороге RN7, к которой мы опять возвращаемся, находится в неплохом состоянии, проезжаемой на арбе, на грузовой технике, а на байках и подавно. Посему, подкрепленные хорошим настроением, уверенно по ней движемся. Протекающая параллельно нашему маршруту река Менаранхака, не ставит вопросы по выбору места стоянки на ночь. Единственный раз за весь поход решаем развести костер, благо сухого материала для этого вполне достаточно. Вот так мы и заканчивали еще один день на Мадагаскаре, около костра, с чаем в кружке и делясь впечатлениями о проведенных вместе днях.

В течении этого дня выявились две неприятности с байками. Рома сломал стойку багажника, спускаясь с последнего хребта. Функциональность багажника удалось восстановить с помощью головы, рук и резервных спиц. Вторая неприятность настигла Мишу Ч – он обнаружил трещину на своей раме в районе каретки, но оставшийся путь она, к счастью, прошла.

У мальгашей имеются сложные древние традиции этикета, в основе которых лежит сохранение добрых отношений любой ценой. В сельской местности они тщательно соблюдаются. Так, все встречные пешеходы обязательно здороваются, арба съедет на обочину, чтобы вас пропустить. Когда мы устраивали привал на обочине дороги, проходящие путники не шли мимо нас по дороге, а обходили на почтительном расстоянии, даже если приходилось для этого идти по дебрям и колючкам. Когда же обойти было нельзя никак, то смущенно проходили, бормоча извинения, как бы все время кланяясь и подметая за собой следы рукой. Приятно, но немного неловко ставить людей в такое затруднительное положение.

22 апреля. Река Менаранхака-Ихуси. 78 км,
макс.высота: 773 м, мин.высота: 638 м набор высоты 55 м.

У большинства людей день начинается с восхода солнца, у нас он по обыкновению начинается с зычного голоса Ромы (в 5 утра) на весь палаточный лагерь - «подъем!!!». Транскрипцию произношения им этого слова здесь не передать словами, но она мне и спустя полгода после похода не позволяет проспать. Как только, после звонка будильника, пытаешься немного заснуть голос Ромы, как кошмар, моментально поднимает на ноги. Но, несмотря на все эти рефлексии, мы уже в 7 часов утра в седле, успев за это время сварить завтрак и собраться.

Этот день, в целом проходил равномерно и его завершением стал приезд в город Ихуси, в котором мы и остановились на ночлег в небольшом отеле. Чтобы добавить дневнику больше цифр привожу стоимость ночлега: нам удалось снять две комнаты, каждая на двух человек с туалетом и горячей водой за 25000 ариари (около 10 евро); еще одна комнатуха оказалась только с холодной водой, а туалет и душ находились прямо в том же помещении, где и спали. Довольно грязно, почти нет света, но и цена 15000 ариари (где-то 6 евро). А, ну и воды в туалете не было, поэтому мы с Мишой Ч (именно мы с ним разместились в этой комнате) ходили к ребятам в туалет и для принятия водных процедур.

Немного ранее, днем, мы остановились на отдых, на берегу небольшой речки, чтобы пообедать, ну и просто отдохнуть, дав ногам расслабиться в чистой воде. Спустя несколько минут тишину и отрешенность этого места от цивилизации нарушает приезд джипа во главе с франкоговорящим вазахом (вау, мы увидели первого белого человека с момента нашего первого шага по острову!). Тут же за ним приезжает большой грузовик с цистерной в кузове. Мальгаши начинают суетиться с насосом, а вазах бегает вокруг, давая ценные указания. Подключив насос, с ужасающим грохотом начинают закачивать воду из реки в цистерну. Закачка закончена, все рассаживаются и уезжают в том направлении, откуда приехали. И опять тишина. За предыдущих 3 дня, которые мы провели на полном автономе, так яростно врывающиеся в восприятие признаки цивилизации и опустошающе проносящиеся перед тобой, ясно дают понять, что мест, которые сохранили полную аутентичность, самобытность, на свете очень-очень мало и находятся они, наверное, только в труднодоступных районах страны. Так что я очень остался доволен этими 3 днями, наверное, в большей степени, чем другими, проведенными на острове. Во время прохода/проезда по тропинкам горного массива Андрингитра нам ближе всего удалось соприкоснуться с удивительным миром Мадагаскара, который если и изменился за последнее тысячелетие, то только совсем немного.

За джипом следом отправляемся и мы. Проезжаем какие-то опустошенные деревушки с отсутствием признаков жизни и подъезжаем к довольно крупному населенному пункту Сакалалина. Здесь мы себе не отказываем в покупке фруктов, печенья, колы, вообщем балуем себя. В какой-то момент стал размышлять о торговой системе на острове, при чем в большей степени о торговле такой продукцией, которая более свойствена жителям Старого Света, но никак не далекому острову Мадагаскару. Почему в деревне, насчитывающей каких 100 жителей, легко можно купить все, начиная с колы и заканчивая печеньем и конфетами? По тому слою пыли, который лежит на продуктах понятно, что местные очень редко прибегают к этим ларькам. Очень удивительно отношение продавцов к деньгам, к которым они не тянутся, пытаясь завысить цену, а относятся очень легкомысленно (женщина, получив от меня деньги, положила их в п/э пакет и бросила куда-то под стол). Нет у меня ответа на это вопрос, а всего лишь догадка. Возможно, страна, становящаяся сейчас на путь открытости туризму и капитализму, назидательным путем навязывает, чтобы в каждой деревне имелся соответстующий ассортимент продукции (если тушенка, то обязательно производства ОАЭ) Нынешний президент Мадагаскара Марк Раваломанана всячески старается развивать заложенные Францией, в колониальный период, истоки цивилизации (строятся дороги и т.п.). Ну и не без коррупции, конечно, все это происходит – та же тушенка только из Дубаи и все, другой нет. А местные не понимают, зачем им это все надо, но своему нынешнему президенту пока очень доверяют. Они ведь не злые и не повернуты на стремлении к власти всеми методами – после обретения страной независимости, военных конфликтов в этой стране ни разу не было (что совсем не характерно для Африки).

Как уже было написано выше, день мы заканчиваем ужином в ресторанчике при отеле. В большей степени увлекаемся мясом зебу, а морепродукты, которые в этих местах очень бедны, оставляем на тот день, когда приедем к Индийскому океану. После ужина сидим на веранде и за бутылочкой рома ведем экзистенциальные беседы. Справка: ром мальгаши делают просто потрясающий, а цена ему просто смешная – 2700 ариари (около евро) за 0,5 л бутылку.

 23 апреля. Ихуси-Анранувури (на машине).

В 6 часов утра мы с Ромой уже на базаре/центральной площади/автовокзале. Цель нашего нахождения там – поиск транспорта, который отвез бы нас к следующему отправному пункту, а вместе с тем забросил бы нас к ландшафту саванного типа. Нас быстро окружают энергичные парни и всячески предлагают помощь. Мы обратились к одному из них с вопросом о машине до города Беракета, который находится на RN13, в 250 км от Ихуси. Он исчез и через несколько минут вернулся с негативным ответом. На вопрос доставки до Бетруки (118 км по той же дороге) получили такой же ответ. Как потом оказалось, дорога RN13 была проезжаема иключительно на “camion-brousse”, а оставшаяся техника в городе не была для этого приспособлена. Но наш новый друг, видимо сгенерировав какую-то идею, предлагает нам пойти к какому-то его знакомому, который должен помочь. Отправляемся пешком по узким улицам города за ним. В одном из домов он исчезает, попросив нас подождать, а через мгновение выходит с еще одним человеком, который видимо тоже хочет нам помочь. Итак, мы обрастаем знакомствами в Ихуси. Вчетвером погружаемся в джип и направляемся куда-то дальше. Нас отвозят на другой конец города, к дому, внутрь которого мы уже попадаем. Думаю, если дело бы происходило где-нибудь в Судане, мы бы с Ромой уже находились в каком-то погребе, а наши родственники искали бы деньги для выкупа, но Мадагаскар все же удивительная страна! Мы заходим в комнату, в которой есть только два предмета – скамейка, на которой мы все рассаживаемся и матрац, на котором спит наш следующий знакомый. Бурные, эмоциональные разговоры между ними на мальгашском и мы опять куда-то едем. Прибываем к следующему дому. Какой-то мальгаш во дворе убивает курицу топором, а мы тут приехали договариваться о транспорте. Я уже был готов предложить Роме сваливать отсюда на байках, чем зря тратить время, беспродуктивно разъезжая по городу. Рома, также видя бесперспективность поисков, предлагает вариант заброски до Андранувури (250 км но уже по хорошей асфальтированой дороге RN7). На это наши новые знакомые подписываются, мы договариваемся о цене 110000 ариари (45 евро) и нас с Ромой отвозят обратно в отель. За завтраком рассказываем ребятам о событиях этого утра и меняем наш ранее запланированный маршрут. Принимаем решение ехать по RN10 до Реакали (там находится самый большой баобаб в мире), а оттуда выезжать к Индийскому океану.

Вскоре приезжает и машина, о которой мы договорились. За рулем довольно древнего Пежо человек, который какой час назад рубил курицу, а в роли штурмана и переводичка его жена. В такой компании мы и отправляемся.

По дороге очень часто встречаются КПП, в каждом из которых проверяют документы, а иногда и наши пасспорта, но если это цена, которую нужно платить за безопасность на острове, то она не так и высока.

Тем временем приезжаем в Илукаку, город, в окрестностях которого добывают сапфиры и в котором на каждом углу можно встретить перекупщиков этих драгоценных камней. В принципе, город этот, всего лишь одна улица, с каждой стороны которой стоят дома. После обеда в небольшом ресторанчике, отправляемся покупать ананасы, которые наконец-то попались нам на глаза. Возвращаемся к машине с полной корзиной этих фруктов и предвкушением утоления нашей зависимости.

Приближаясь к цели нашей высадки, с одной стороны дороги виднеются массивные баобабы, а с другой стороны песчаники массива Исалу. И то, и другое хочется рассмотреть поближе, но времени критически не хватает.

Выгружаемся из машины за городом, чтобы не привлекать к себе повышенный интерес, хотя все равно возвращаемся к нему, чтобы приобрести продукты,...и тут, о ужас!, констатируем, что оставили всю корзину с ананасами в машине. Как же они были близки к нам и, к несчастью, исчезли в обратном направлении. Нет никакой надежды, что мы сможем их приобрести в обедненных районах саванны, поэтому все прекрасно понимаем, что придется обходиться без них до окончания похода.

Отъехав немного от города, останаваливаемся на ночлег. Заметили, что непривычно много стало кактусов и других представителей флоры с колючками. И вот эти колючки нам попортят еще жизнь в дальнейшем...

24 апреля. Анранувури-Тунгубури. 40 км,
макс.высота: 431 м, мин.высота: 83 м сброс высоты 372 м.

Есть на Мадагаскаре река такая – Унилахи и многие путники, измученные жарой, ищут отдыха в тени деревьев, которые произрастают по ее берегам, ну и близость воды, конечно, их тоже манит. Не стали исключением и мы. Увидев замечательную возможность для отдыха, мы также спустились к ней с дороги. Если бы мы знали, какую цену заплатим за это, то думаю, предпочли бы лучше ехать в полном изнеможении дальше. Итак, задержите дыхание – цена = 11 проколотым камерам колючками особо вредного растения. Как бы то ни было, раз стоимость посещения уже заплачена, смысла сокрушаться и отказывать себе в удовольствии было бесполезно. Реку Унилахи отличают исключительно высокие паводки в сезон дождей, особенно после циклонов, и весьма низкий уровень воды в сухой сезон. Вот в сухой сезон мы к ней и приехали. Рома быстренько окрестил эту реку – Хуанхэ, видимо по-причине бурого цвета воды и относительно малой глубины. Не приминули мы возможностью в ней искупаться, вернее даже, просто охладиться. Глубже чем по грудь, нам зайти не удалось, но по причине быстрого течения, водичка была прохладная – вообщем, то, что и нужно было нам.

После привала нам предстоит увлекательнейшее занятие – замена проколотых камер. Ко всему прочему ремонт этих камер был бесполезен, так как количество только заметных проколов исчислялось десятками. Во время ремонта вокруг нас собирается толпа ребятишек и с удивлением рассматривает то, чем мы занимаемся. В конце концов, они расселись перед Ромой, как ученики перед учителем и стали изучать глазами, то, чем он занимался.

В общей сложности мы потратили около двух часов на замену камер и извлечение из покрышек острых иголок. Фактически день разделился на две части – до нашего злополучного спуска к реке и борьбу с последствиями этого решения. Восстановив способность байков на движение, мы проехали не более 10 км как начало смеркаться, и настала пора становиться на ночлег. Первая половина дня ничем примечательным не запомнилась – изредка нам удавалось приобрести апельсины (других фруктов почти не было), которые были довольно кислые на вкус – что-то похожее на скрещенный апельсин с лимоном. А так, исключительно пески, а по краям дороги кактусы. Грело больше не солнце, а близость океана и скорая встреча с ним.

Вот такое у нас получилось первое столкновение с саванной. В целом, саванны бедны как растениями, так и животными. За исключением зебу, бесчисленные стада которых встречаются повсюду, здесь нет ни млекопитающих, ни птиц. Наиболее интересным является происхождение саванн. Обедненность этих территорий недавнего происхождения. Вполне можно представить облик этих обширных пространств до того, как они подверглись опустошительным пожарам. В лесах, местами еще сохранившихся, до сих пор витает дух первых людей, пришедших в эти районы чуть более 1000 лет назад, когда существовали крупные птицы и гигантские лемуры.

В этот день мы пересекли тропик Козерога – параллель с широтой 23 гр. 26’ ниже экватора. В день зимнего солнцестояния (21-22 декабря) Солнце в полдень нхаодится в зените над ним. Рискнули наши приключения в этот день связать именно с этим пересечением.

Чего не было в этом походе, так это однообразия. Все время меняются ландшафты, везде новые причудливые формы рельефа, иные жилища людей и сами люди. В саванне куча разных интересных деревьев, кактусов и насекомых. У меня в этот день было немало времени на их изучение. Дело в том, что я словил только несколько колючек передним колесом единственный раз за поход, а на заднем колесе стояла покрышка Швальбе маратон плюс с защитой от проколов, которой все эти иголки оказались глубоко пофигу. Так и проехал я весь поход на одной запасной камере.

25 апреля. Тунгубури-Эдзеда. 86 км,
макс.высота: 380 м, мин.высота: 119 м набор высоты 106 м.

После завтрака продолжаем движение по запланированному маршруту. С городом Бетиоки, до которого не более 10 км мы связываем надежды по приобретению резервных камер и воды для последующих дней. Дорога постепенно превращается в песочную насыпь, по которой зачастую даже не удается ехать, и некоторые участки проходим рядом с байком.

Прибыв в город, к счастью, приобретаем новые камеры. Что поразительно, ассортимент запчастей этого магазинчика был столь велик, что можно было даже выбрать, с каким нипелем взять камеру: с «престо» или «автомобильным». На базарчике покупаем с собой апельсинов, - и дальше в путь!

Каждый последующий километр начинам проходить с гораздо меньшим энтузиазмом – угнетает и рыхлый песок на дороге, и знойное солнце, и понимание, что параллельно нам, в 70-80 км находится океан. Все эти факторы привели к созданию спорной ситуации. Половина группы стала настаивать на том, чтобы не ехать по пескам в сторону самого большого баобаба в Реакали, а свернуть на ближайшую дорогу к Бехелоке, ведущей собственно и к океану. Доводы другой половины группы были не сводить поход к матрасной покатушке. Дело даже стало доходить до разделения группы, но Рома принимает компромиссное решение – все едем дальше по маршруту до Эдзеды, а там тогда сворачиваем к городку на Индийском океане - Итампулу. А самый большой баобаб будем смотреть в следующий визит на остров.

По пути проезжаем загатовки древесного угля. К сожалению, широко распространенное на острове сжигание ценных пород деревьев ради получения древесного угля имеет свое печально оправдание. Для местного населения пользование электроэнергией, нефтепродуктами или газом – недостижимая роскошь. С другой стороны, готовить пищу на дровяном топливе в тропическом климате немыслимо. Древесный же уголь обладает большей калорийностью, удобен в обращении, не требует больших помещений для хранения. Вот и идут драгоценные мадагаскарские леса на утоление энергетического голода, увеличиваются саванны и трудно что-либо этому противопоставить.

Вот как вы думаете – какие ощущения могут вызвать у велопутешественника на Мадагаскаре, бегущие ему навстречу мальгаши с копьями в руках и что-то выкрикивая? Полагаю, что ошеломление, страх, ну у самых стойких – удивление. Сложно мне сказать, что почувствовал Слава, который первым увидел эту компанию, бегущих нам навстречу по дороге людей, но их настроение оказалось совсем невраждебным. То, что с первого взгляда принимается за копье, как оружие, на самом деле – это инструмент, активно применяющийся в хозяйстве, так как с другой стороны палки с копьем находится лопатка. Вот так, с песнями и без агрессии, они и пробежали мимо нас, подтверждая тезис о мальгашах, как народности с богатым фольклором (мифы, сказки, многоголосые песни).

Продолжаем двигаться в этот день, даже после наступления темноты, - хотелось добраться до реки Линта, где и планировалось место ночлега. Но в условиях кромешной темноты я крепко падаю и настаиваю на прекращении ночного велопробега. До реки, как потом оказалось, оставалось не более двух километров.

Бетиоки удивил и запомнился тем, что на нас никто не обращал там вообще никакого внимания. Мы так привыкли к постоянным толпам зрителей вокруг себя, что их уже как-то и не хватало.

Вечером в ближайшей деревне был праздник, песни и веселье были слышны почти до утра. Очень хотелось присоединиться.

 26 апреля. Эдзеда-Итампулу. 91 км,
макс.высота 334 м / мин.высота 8 м набор высоты: 259 м

Проснувшись утром, обнаруживаем, что заночевали в непосредственной близости от кладбища – ух ты!. На этот раз в этом мы были уверены. Эта гробница представляла собой настоящую крепость. Она состояла из квадратных платформ, сторона которых достигала 10-15 метров, а высота 1-1,5 метра. Над ними возвышалось несколько алу-алу – резных столбов, увенчанных фигурами. Раньше это повсеместно бывали зебу, также как и в нашем случае, но в последнее время встречаются машины и даже самолеты. На могилах лежат черепа зебу, принесенных в жертву во время погребальных церемоний.

Начинать этот день с инфернальной темы ну никак не хотелось. Этот день должен был завершиться приездом к долгожданному океану, так сказать кульминацией похода, а прелюдия к нему совсем не за здравие получилась. Шутки шутками, а дорога к океану у нас получилась довольно адская.

Первым делом сворачиваем с RN10 на тропинку, по которой даже арбе не всегда удавалось проехать, не говоря уже об обозначении route nacional, которого тут и в помине не было. Постепенно она превращается в покрытие, фактически состоящее из обломков различных карстовых пород, пород разного размера и формы. Плюс все это усугубляется песком красного цвета, которого тут стало совсем уж много и довершается апокалиптическим пейзажом вокруг: выжженая земля и засилье колючих кактусов. Ну и постоянный ремонт камер, тоже мало радовал. Чего-то совсем не верилось, что мы осилим 80 километров по этой дороге до ночи.

Думаю, помощь пришла в лице лучистой черепахи, которую мы встретили пробираясь по очередному ничем непримечательному участку. Названа она так потому, что на ее сильно выпуклом, почти округлом панцире, на черном фоне от каждого щитка во все стороны расходятся ярко-желтые лучи. Практически каждый из нас подержал ее и пофотографировался с ней. Может это и помогло для придачи сил и позитивного заряда на то, чтобы все-таки добраться в этот день к океану.

Стремительно опустившаяся тьма остановила нас в 5 километрах от цели. Дорога, по которой и днем то проезжается с трудом, в темноте стала абсолютно нереальна для передвижения по ней. Я, как только слез с байка и встал на ноги, понял, что эти последние километры мне дадутся с огромнейшим трудом. Мелкие камешки, которые попали в обувь в течении дня, сильно стерли ноги. Это практически не мешало крутить педали, но для пешего похода они пришли в полную негодность. Но уже чувствуется свежесть океана, и шум его доносится до нашего слуха. На очередной вынужденной остановке по причине замены камеры, пытаюсь продезинфецировать поврежденные места зеленкой, но уже видимо поздно, - инфекция уже внутри меня. По возвращению на родину, хирурги мне изрежут полстопы для дренажа и вынудят провести неделю на больничной койке. Но это будет потом, а пока продолжаем путь и, не замечая для самих себя въезжаем/входим в деревушку Итампулу. Ура!

С помощью местных находим отель, оказавшийся полукемпингом с единственным бунгалом, которое во время нашего визита уже было занято каким-то учеными. Но необходимость пресной воды и возможность поужинать в местном ресторане, вынуждает нас остановиться здесь. Спасибо хозяину заведения, который, несмотря на поздний час, вызвался специально для нас приготовить ужин. Ребята убегают искупаться к океану, который находится буквально за дюной от нас и возвращаются в полной эйфории от ощущений. Я же, помня, что завтра нам предстоит здесь дневка, решаю не форсировать ситуацию и перво-наперво разобраться со своей вроде бы глупой травмой.

На ужин у нас рыба – что же другое может быть здесь, на самом берегу Индийского океана. После ужина ставим палатки, но многие из нас предпочитают спать в спальниках под открытым небом, - климат это позволяет. Утро покажет, куда же мы все-таки приехали.

Сегодняшний путь к океану был самым протяженным днем по километражy, причем на 70 км не было постоянного жилья, четкой дороги и источников воды. Зато было много больших баобабов, а в одном месте наткнулись на какие-то первобытные игрища, и часть мальгашей с копьями погнались за нами. Там где была встречена черепаха, росли густые колючие джунгли, из них вылез навстречу босиком закопченный мужик в набедренной повязке и с копьем, и говорит приветствие: "саляма". Потом был карстовый ландшафт - пересечение не меньше десятка осыпающихся каменных хребтов, спуск и подъем в которые можно сравнить разве что с ездой по лестнице. Потом долгожданный вид с высоты на заход солнца в океан. Я изъявил желание помыть сапоги в Индийском океане - Рома посоветовал помыть сперва рожу:) И действительно - физиономии у нас покрыты толстым слоем красной пыли. Уже в сумерках спуск вниз, где растет уникальный "колючий лес" - http://en.wikipedia.org/wiki/Malagasy_spiny_forest, где большинство растений эндемичны, нигде в мире нет ничего похожего. В частности - семейства Didiereaceae - 20-метровые не то деревья, не то кактусы, представляющие собой длиннющий ствол без веток, покрытый колючками и маленькими листиками. А также на фоне закатного неба - силуэты бутылочных деревьев с толстенным стволом и несколькими маленькими веточками наверху.(13.04.2006 – 02(03).05.2006).
Авторы текста Михаил Маркуль и Слава Ильченко

Потом навстречу в кромешной темноте - быки с горящими глазами, запряженные в деревянную повозку и находящие дорогу непонятно как. Наконец, ралли в кромешной темноте по деревне, ужин и океан, этого уже не описать словами никак.

27 апреля. Итампулу. Дневка.

Расположение Итампупу на карте Мадагаскара выгодно отличается от других курортных мест этого острова. Связано это в большей степени с тем, что большинство туристов направляются в более доступные места с развитой инфраструктурой. А в Итампулу инфраструктуры почти нет никакой, зато есть такой же изумрудный океан и такой же белоснежный песок как в других раскрученных местах. И нет туристов и сохранена полная аутентичность. Коралловый риф на котором расположена эта деревушка по величине является третьим в мире после Австралийиского и Флоридского, и поэтому доступ акул к берегу затруднен, так что ничто не мешает плавать в прибрежной зоне. Чем собственно с утра мы все и занимались.

Ближе к обеду, оставив Рому охранять вещи на кемпинге, отправляемся по песчаному пляжу в сторону деревни. Основным занятием племени везу, которое проживает в этой области, является рыболовство. Каждое утро они отправляются в открытое море на промысел на своих лодках индонезийского типа – с парусом и балансиром, и возвращаются с богатым уловом экзотических морепродуктов (для нас экзотических). В это время, подавляющее число рыбаков уже вернулись с промысла и их лодки, вытащенные на берег часто встречаются нам по пути. 

Оставив поселок позади нас, подходим к отелю Sud Sud. На самом деле в этот отель мы планировали приехать вчера вечером, но так как наша поездка завершилась в полной темноте, не было никакой возможности найти «правильный» отель. Этот отель оказался на порядок выше классом чем тот, в котором мы ночевали. Здесь мы договариваемся о бунгало для трех человек, а для остальных трех снимаем комнату, вполне приятную на вид. Само собой разумеется, что из этих помещений открывался дивный вид на океан и его шум был слышен всю ночь.

А пока мы пользуемся возможностью и обедаем в ресторанчике при этом отеле. Несмотря на близость океана на обед было мясо зебу, по той причине, что рыбаки свой улов еще не успели привезти. После обеда мы отправляемся обратно за Ромой, незаконно лишенного обеда и за своими вещами, чтобы на следующую ночь переехать в этот отель.

Вернувшись обратно с вещами, узнаем от хозяина, что привезли морепродукты и есть возможность на ужин заказать лангуста. Немного позже он нас провел к своему псевдохолодильнику, вырытой яме, в которой находилась различная экзотическая рыба и огромнейшие раки – лангусты. Раки были еще живы. Решаем устроить вечером пир, и просим зажарить для каждого из нас по лангусту и различной рыбы. А теперь, задержите дыхание – цена приготовленного лангуста – 15000 ариари (что-то около 6 евро). У нас в Риге, в магазине деликатесов такое удовольствие, но замороженное и неприготовленное стоит около 100 евро!!!!

В ожидании обеда отправляемся в деревню, чтобы приобрести различные продукты на последующие дни. Берем также бутылку кокосового пунша, который всем очень понравился. Мне он понравился настолько, что одну бутылку я купил в Тане и повез домой. Тем временем моя нога распухла до такой степени, что передвигаться было очень трудно – бабулька с клюкой шла в разы быстрее меня. Стал размышлять о возможности добраться до Тулеары на машине, чтобы не подвести группу, но принятие окончательного решения решил оставить на утро.

Ужин у нас был царским. Стол ломился от количества различных экзотических морепродуктов, а лангусты стали кульминацией этого вечера. В этот же вечер решаем, что попробуем завтра ехать по береговой линии во время отлива, а не по дороге. Прогуливаясь по пляжу в течении дня заметили, что после отлива песок остается довольно твердым и по нему вполне можно ехать на нагруженном байке. Ну вот и попробуем!

28 апреля. Итампулу-по зоне отлива в сторону Анакао. 25 км,
макс.высота 104 м / мин.высота -25 м набор высоты: 0 м.

Проснувшись утром и наложив крепкую повязку на ногу, все-таки решаю продолжать дальше поход. Наши последующие приключения стоили того, чтобы их пережить. После завтрака, попрощавшись с гостеприимным хозяином этого отеля и дождавшись отлива, отправляемся по плотно утрамбованному песку в путь. Несмотря на знойную погоду ехалось в принципе легко – байки не утопали в песке, а наличие под боком океана располагало постоянной возможностью купаться. В таком непринужденном ритме мы и ехали, до того момента пока не кончился песочный пляж, и мы уперлись в риф. Так как было время отлива, мы пошли по нему, в надежде, что через несколько сотен метров, мы опять сможем ехать по песочку. Но не тут то было! Риф не думал заканчиваться, а ходьба с байком по камням и воде была бестолковой альтернативой проходящей за дюнами дороге. Кроме того, до нашего самолета из Тулеары оставалось менее 4 дней и более 250 км, поэтому отказываемся от затеи двигаться по берегу океана и идем на дорогу.

 Опять кактусы, опять ремонт камеры, медленные проколы, - ну, к этому уже начали привыкать. Особо смелые у нас попробовали пунцию. Вернее то, что Рома назвал опунцией, основываясь на опыте своего похода по Марокко. Это ярко красный плод кактусов, который можно есть, предварительно сбрив колючки. Говорят, что по вкусу напоминал смесь киви и лимона, хотя сам это не пробовал, - с различными фруктами на острове я уже наэкспериментировался.

Восстановив способность байков двигаться, пытаемся продолжать ехать. Основную нагрузку в этом предложении имеет слово «пытаемся», так как ехать по мелкому песку, из которого и состояла дорога, было ненамного легче, чем идти по рифу. С каждым пройденным километром все чаще приходит в голову мысль, что с таким темпом добраться вовремя в Тулеару и успеть на самолет, нам не удастся. Надежда остается на то, что проходимость дороги улучшится, но, к сожалению, ничего подобного не происходило, плюс жаркое солнце днем вынуждало останавливаться минимум на двухчасовую сиесту в тени. Попутного транспорта за весь день также встретить не удалось.

Ближе к вечеру, когда состояние многих из нас начинало доходить до отчаяния, подъезжаем к маленькой деревушке, в которой мне удается поговорить с единственным человеком немного понимающим по-французски. Узнав из его слов, что завтра в 8 часов утра здесь будет проезжать camion-brousseв сторону Тулеары, наше настроение сменяется кардинально противоположным. Благодарим его тысячью ариари, как он сказал, «на пиво». Решаем не идти дальше по этой песочной насыпи, а провести вечер на океане, которого от нас все еще рукой подать. Спускаемся с дороги к берегу, который к этому месту уже превратился из рифов в нагромождение больших камней с узкой полоской песка. Здесь мы и ставим наши палатки, выгнав предварительно оттуда самостоятельно разгуливающее стадо зебу.

После ужина, в отсутствии даров океана, Илья отправляется на охоту на крабов, которые ночью вылезают на берег в огромных количествах. Самых больших он отваривал на горелке и по его заверению они оказались очень даже неплохими на вкус.

Засыпаем с надеждой, что местный нас все-таки не обманул и мы сможем за завтрашний день срезать 100 км на машине до Бехелуки.

Как выяснилось, плоды опунции мы ели с опаской зря - они мегаполезны и используются для изотовления биодобавок.

Вечер был красив, но малость наполнен тревогой за будущее - никакой уверенности по поводу прихода завтрашней машины не было. Кроме того, допрошенный мужик сказал, что пассажиров в машине будет "beacoup", и выразительно развел руками. В то же время, заверил, что сесть на нее "па проблем". Как сочетается "боку" + еще 6 человек с велами и "па проблем" - мы не понимали, и потому готовились выкинуть большинство вещей и совершать марш-бросок через пустыню налегке.

29 апреля. На машине до Бехелуки. Бехелука-Бефаси. 26 км,
макс.высота 32 м / мин.высота 0 м сброс высоты: 17 м.

Встаем пораньше, чтобы приехать в деревню за час до гипотетического прибытия автобуса. В это время, в деревне не видно ни одного человека мужского пола, все видимо отправились на лодках в море. Женщины и дети нас почему-то побаиваются и близко не подходят, так что мы спокойно сидим на обочине дороги, не испытывая пристального внимание к нашим особам.

На часах уже 8, а машины все нет. Проходит еще полчаса, ситуация все такая же. Эмоции накаляются – по такой дороге за 3 дня до Тулеары мы никак не доберемся. Постоянно вглядываемся в ту сторону, откуда должна прибыть машина, но все пусто, на многие километры не видно даже пыли, которую она должна поднимать, передвигаясь по этой дороге. Кто-то предлагает оставлять вещи, брать только самое ценное и идти пешком налегке. Настроения панические были очень близки, и прождав до 9 часов, решаем двигаться с байками дальше, не принимая пока никаких форс-мажорных решений. И тут, о чудо! Вдалеке показывается то, чего мы так долго ждали. Нашу радость, наверное, можно сравнить с той, которую испытывает, скажем, путник в пустыне, увидев долгожданный оазис.

Машина стремительно останавливается около нас. Сие транспортное средство представляло собой двухосный грузовик, переделанный для перевозки людей. На момент приезда, машина была уже забита до отказа людьми, но здесь фразы «мест нет» не существует – берут всех, кто хочет ехать. Транспортное сообщение в этих местах - редкость, следующая машина будет в лучшем случае через день-два. Разместив наши байки на крыше, нас пытаются рассадить - в салоне, если это так можно назвать, все смешалось и люди, и вещи, и курицы. Меньше всего с местом повезло Миши Ч, ему пришлось ехать сидя на спинке сидения и упираясь головой в крышу.

Излишне говорить о том, что на следующих остановках мы также подбирали народ, который уже сидел в проходах в обнимку с птицей. Но самое главное в том, что мы все-таки доехали по этой дороге до Бехелуки, несмотря на безбашенность управления водителем этой махины – скорость по бездорожью достигала 80-90 км/ч. Кстати, все эти 100 километров, дорога представляла то же самое зрелище, что и в начале нашего пути, так что своим ходом, при всем оптимизме, добраться вовремя до Тулеары и успеть на самолет было нереально.

Разгрузившись, выясняем, что в этом поселке есть ресторан «Chez Bernard» (в смысле, «у Бернара»). Вот к этому Бернару и идем на обед. Бернаром оказался француз, который здесь содержит отель с несколькими бунгало и ресторан, в котором мы и пообедали. Решаем двигаться к следующей нашей цели - Анакао, - опять по береговой линии. Насколько видит глаз, до горизонта исключительно песок.

Так вот мы и ехали, совмещая купание в океане с ездой на байке до самой деревушки Бефаси. Подъехали мы к ней уже в темноте, и попали на большой праздник – свадьбу. К моменту нашего приезда, большинство населения было уже хорошо подвыпившее. Стоит сказать, что в Анакао, у нас было запланировано взять лодки, чтобы переплыть через устье реки Унилахи в город Сент-Аугустин. Чтобы не ехать до Анакао, пытаюсь договориться с местными рыбаками о доставке нас и байков в этот город прямо отсюда. Мы очень быстро ударили по рукам, но решили отложить поездку до утра, так как видя их состояние, мы не рискнули с ними плыть этой ночью.

Покидаем этот поселок, с обещанием вернуться утром, и останавливаемся на ночь в нескольких километрах от него. Шум веселья до нас доносился всю ночь. Илья попытался было найти себе компаньона и сходить на тусовку в поселок, но наверное к добру, никто на это не подписался.

"Автобус" появился на горизонте в виде пыльного столба, как водится, в тот момент, когда последняя надежда угасла и прозвучала фраза: "хеликоптер нихьт, попистофали". Причем до последнего момента в него не верилось, уж больно быстро эта транспортная конструкция летела к нам по пескам для грузовой машины. "Вагоновожатый" указал мне место в самой глубине салона, за кабиной. Пробираться туда пришлось перешагивая через головы людей по спинкам сидений. Свободной скамейки было сантиметров 20, там я как-то пристроился, держа ноги на весу всю дорогу, чтобы не затоптать индюков.

Вечером в Бефаси были мягко говоря дурные предчувствия, когда Миша, Рома и Лена пошли на разведку в деревню, а мы стояли на ее окраине с великами. Их немедленно окружила толпа пьяных людей человек 100 или более, и держала в плотном кольце долгое время. Потом часть людей двинулась и в нашу сторону. Представители здешнего племени оказались не столь робки, как их соотечественники, видимо привыкли к туристам. Они подходили вплотную, трогали велики, что-то спрашивали, но в остальном вели себя так же дружелюбно.

30 апреля. Бефаси-Анакао-Сент-Аугустин. 40 км,
макс.высота 19 м / мин.высота -10 м сброс высоты: 11 м.

Еще вчера вечером решили, что утром не будем возвращаться обратно в деревню, а поедем своим ходом в Анакао. Приняли такое решение на основании того, что из Бефаси до Сент-Аугустина на этих пирогах нужно было ехать не менее 3 часов, а учитывая «удобство» перемещения и стоимость его, логичнее было бы проехать 25 километров на байках и уже там снять плавающее транспортное средство.

Возвращаемся с пляжа опять на дорогу, которая в этих местах, в принципе была проезжаема. Правда, не учли одного обстоятельства. Если в предыдущие дни мы ехали рядом с океаном и в любой момент могли освежиться, то здесь, посреди кактусов и песков это сделать было невозможно. Кроме того, отправились в этот день довольно поздно и с минимальным количеством воды. К полудню появилось такое ощущение, что мы будто бы в финской бане – было нестерпимо жарко и сухо.

Останвливаемся в небольшом ресторане около моря, чтобы восстановить запасы жидкости в организме, - до Анакао оставалось менее 5 километров. Решаем также пообедать в этом месте. Стало заметно большое количество туристов, в основном франкоговорящих и отношение местных детишек, которые стали заметно наглее (постоянно просят что-нибудь подарить, зная всего два слова на французском: «Monsieur, cadeau!»). Видимо сказывается то, что засилье французов приучило их к тому, что с вазахов можно получить что-нибудь полезное.

Мы уже привыкли, к тому, что на острове нас удивлял каждый день, но чтобы так, как в этот, - мы точно не были готовы! Когда нам принесли обед, появился управляющий этого заведения, который после общения с официантками на-мальгашском, включил радио. Когда зазвучали знакомые всем нам аккорды группы «Кино», мы все улыбнулись, подумав, что и эту мелодию мальгаши растащили на ремиксы, но, услышав русские слова в исполнении Виктора Цоя, мы были поражены и ошеломлены. Увидев нашу реакцию, к нам подошел сам управляющий этого заведения и с небольшим акцентом на русском, поинтересовался, как нам нравится обед.

Разговорившись с ним, узнаем, что сам он родом из Никарагуа, а учился в Краснодаре, где познакомился с девушкой из Мадагскара. Он с ней приехал на этот остров, который так его покорил, что он решил остаться здесь навсегда. Вот такое удивительное переплетение судеб людей. От него узнаем, что через несколько часов он собирается ехать на моторной лодке в сторону Тулеары, что очень нам на руку, так как таким образом мы сможем закинуть наши байки и вещи до Сент-Аугустина. Так как сами перебираться через устье реки Унилахи мы хотели на пироге, то договариваемся, что наши вещи он погрузит на берегу в центре Анакао. Напоследок он угощает нас домашним ромом, сделанным по рецепту предков, и мы отправляемся в Анакао.

Приехав в Анакао, иду договариваться с рыбаками о том, чтобы доехать до Сент-Аугустина. Сначала они загнули абсолютно нереальную цену, что-то около 100.000 ариари, но удалось отогнуть ее до 10 тысяч за человека. Тем временем, договариваемся, что я с Ромой поеду на моторке, чтобы, приехав на место назначения помочь разгрузить вещи. Все остальные ребята отправляются на пироге с балансиром. Как оказалось потом, в этот день мы последний раз видели океан. Вот таким он и запомнился – романтичным, нековарным и очень гостеприимным. Мимо нас проезжают пироги, а мы на лодке с двумя моторами проносимся мимо них, срывая занавес самобытности и внося горький привкус технического прогресса. Паруса проплывающих пирог отличаются разнообразием: некоторые из них раскрашены традиционными узорами, а некоторые и вовсе отличаются юмором. Запомнился парус с фотографией С.Сталлоне в роли Рэмбо и надписью «A bientot, Rembo!», т.е.«До скорого, Рэмбо!».

И вот спустя час мы уже на берегу, в гаване поселка под названием Сент-Аугустин. Разгружаем вещи и ждем ребят, которые приплывают на пироге где-то спустя полчаса после нас. Они полны вдохновления от поездки под парусом, что разительно отличается от нас с Ромой – у нас было ощущение, что будто бы нас вырвали из той среды, в которой мы чувствовали себя хорошо и напомнили, - а скоро ведь опять самолет, работа и все побочные эффекты цивилизации!

В Сент-Аугустине есть два отеля: в одном, повыше классом мест уже не было, поэтому мы располагаемся во втором. На всех мест здесь также не хватило, но хозяйка предоставляет нам свой дом, и мы с Ромой там располагаемся. В ожидании ужина отправляемся в поселок за ромом. Ходим фактически на ощупь, в полной темноте ничего не видно. Единственное освещенное место находится околого одного дома, где тусуется активная часть населения под светом какого-то торшера. Узнав у них, где можно купить алкоголь, приобретаем там бутылку рома и тот кокосовый пунш, который нам понравился в Итампулу. Возвращаемся обратно в отель, где подоспел и наш ужин. Илья заказал лангуста, но здесь он оказался какой-то совсем маленький и замученный. Но, может это мы стали слишком придирчивыми.

Вечер проводим в хозяйском доме, за кружкой пунша вспоминая о делах минувших дней.

Плыть на морской пироге с балансиром гораздо приятнее, чем на ее речном неустойчивом аналоге. Но все равно непонятно, как древние предки мальгашей пересекли на подобных судах бурный Индийский океан. И, самое главное, что их сюда вело, за много тысяч километров от берегов Индонезии? Кто им поведал, что здесь их ждет такая благодатная земля?

Вечером в Сен-Огюстене мы зашли в поисках рома в какой-то кабак - хижину с керосиновыми фонарями и здоровенными пьяными африканцами. Была мысль сразу удрать, но я был босиком. Разговаривали они с нами и там в высшей мере уважительно и даже почтительно.

1 мая. Сент-Аугустин-Тулеара. 54 км,
макс.высота 94 м / мин.высота -36 м сброс высоты: 13 м.

Активная часть этого дня превратилась в мою постоянную борьбу с сохранением воздуха в камерах. Доходило до смешного: и меняли покрышку, и Рома участвовал в заклейке камер, но все равно результат один и тот же – спустя 3-4 километра камеры опять пустые. Видимо кто-то намекал о том, что пора бы вам, ребята, заканчивать этот поход. Преодолев 30 километров, которые отделяли нас от центра этой провинции – города Тулеары, мы в первую очередь заезжаем в аэропорт, чтобы уточнить состоится ли завтрашний рейс в Тану. Все по плану, нас ждут завтра в 8 часов утра на посадку.

По пути из аэропорта в центр города встречаем приятную гостиницу, даже, наверное, максимально высокого класса на всем острове. В стоимость проживания входили все удобства – душ, горячая вода, а также возможность пользоваться бассейном. Стоимость была вполне европейская - 18 евро с человека, но мы решили остаться, так как этот отель находился на равном удалении от центра и от аэропорта, что было очень кстати.

Оставив вещи в домике, отправляемся на байках в центр города. Сам город построен в колониальном стиле, т.е. широкие проспекты и много пальм, что контрастирует с традиционной застройкой городов в центре острова. Основной вид транспорта в городе – pousse-pousse, он же рикша – легкая 2-х колесная коляска, в которую впрягается человек для перевозки людей и грузов.

Цель нашего вечера – пообедать в шикарном ресторане морепродуктов. Найдя ресторан по совету Lonely Planet, делаем заказ и помня про мальгашское «неспеша», отправляемся на рынок, чтобы прикупить различных фруктов и, конечно же, ананасов. Возвращаемся в ресторан как раз вовремя, наш ужин был готов. Наше пиршество состояло из различных экзотических рыб, крабов, кальмаров и иных морских созданий. Практически каждый из нас взял по два блюда, плюс десерт – неважно, что потом были проблемы с пищеварением, запомнились ведь не последствия!

А поздно вечером налегаем также на ананасы, но степень пресыщения едой была такой, что к большому удивлению, многие ананасы остались целыми, а один из них также очутился в рюкзаке Славы, когда он шел на посадку на парижский рейс. Так и уехал он в северный Хельсинки.

Как потом оказалось, это был последний день, который мы провели на байках вместе, хотя в этот вечер мы думали по-другому.

Комфортная гостиница оказалась очень кстати для адаптации от дикого образа жизни к цивильному. Вообще же большинство гостиниц на острове значительно уступают по комфорту палатке. Вода в них если и есть, то течет очень тонкой струйкой. Но это не мешает таким гостиницам иметь отличный ресторан с огромным выбором деликатесных блюд.

Что касается мобильной связи - на острове на тот момент имелось 2 оператора ГСМ, сеть имелась в столице и нескольких самых крупных городах. Качество связи оставляет желать лучшего - голоса почти не разобрать, а СМСку реально получить одну в день от одного отправителя. Потом эта смска приходит снова бесчисленное количество раз в течение дня.

2 мая. Тулеара-Антананариво. Финал.

В этот день мы должны были разделиться – у меня, Славы и Ромы самолет из столицы Мадагаскара в Париж был этим вечером, а у Миши, Лены и Ильи сутки спустя. Первоначальный план был таков – все вместе добираемся из аэропорта Ивато (так называется аэропорт Таны) до центра города, где вместе обедаем и прощаемся.

Утром приезжаем в аэропорт Тулеары. Регистрация была комична до невозможного. Байки упаковывать в коробки/мешки не было необходимости – только развернуть руль и выпустить воздух из камер (часто встречающееся заблуждение, что эти камеры могут взорваться во время полета). Дальше началась процедура взвешивания багажа – места на допотопных механических весах было мало для рюкзаков, поэтому один мальгаш становился с сумкой в руках на весы, и потом из полученного веса вычитали вес самого человека. Степень безопасности ограничивалось только невозможностью сидеть на взлетной полосе, думаю, если бы мы захотели нам бы позволили загрузить байки в самолет самим. Но, по правде говоря, мальгаши тоже не подвели и с чувством уважения подошли к нашей технике.

Прибывший из Таны самолет оказался вполне современным Боингом 737, а не одномоторным кукурузником, как можно было бы подумать. Обратный путь в Тану у него лежал с промежуточной посадкой в Тоаланьяро на восточном побережье. Погода на востоке сильно контрастировала с погодой на западе. Если вылетали мы в довольно теплый солнечный день, то приземлившись, Тоаланьяро нас встретил моросящим дождиком и затянутым небом.

Еще через час, и мы уже в столице – Тане. В принципе, байки получаем в удовлетворительном состоянии, только добавились проблемы у Славы с Ромой с испорченными камерами. Пока ребята меняют камеры, я пытаюсь найти камеру хранения в этом аэропорту, чтобы не ехать в столицу с вещами и на байке, а взять такси, и спокойно, без спешки, прогуляться по городу. Увивавшийся вокруг меня мальгаш вызвался мне помочь пристроить мои вещи, так как у него был свой интерес – он был таксистом и хотел, чтобы я поехал на его машине в центр города. Как такового сервиса по хранению багажа в аэропорту не было, поэтому он пытался пристроить мои вещи сначала в таможне, потом в полиции, а потом в офисе ЭйрМадагаскара, но все нам почему-то отказывали. Вообщем, не повезло ему тогда. А тут и ребята починили байки.

Только собираемся ехать, а у меня и у Ромки, опять камеры пусты. Все, это знак свыше. Прощаемся с ребятами, которые едут искать отель в центр города, а мы со Славой решаем поехать в город за сувенирами, оставив Рому охранять вещи. А тут нарисовался опять таксист-помощник и мы, договорившись о цене едем в центр. Оценив потом удаленность аэропорта от центра города и горный рельеф дороги, приходим к мнению, что это оказалось правильным не рисковать временем и выбрать более надежный способ, чтобы посмотреть столицу.

Сам город впечатления не произвел – жуткая перенаселенка, грязно и пристающие на улицах торговцы с различной ерундой. В магазине сувениров покупаем различные гостинцы домой и, уже пора обратно в аэропорт.

Регистрация в аэропорту столицы происходила по похожему сценарию, что и утром. Сначала, мы со Славой решаем сдавать байки в багаж, подготовив их фактически также как и для перелета на местном рейсе (плюс сняли педали и зафиксировали руль). Вроде то, что байки не упакованы, девушку на регистрации не смутило, но она стала возражать, когда Слава попросил ее зарегистрировать багаж прямо до Хельсинки. Камнем преткновения стали различия в допустимом весе у авиакомпаний. Здесь можно было сдать 30 кг, а из Парижа до Хельсинки только 20 кг. Слава говорит – не вопрос, впишусь в 20! Мы с Ромой переглянулись – ну-ну, с байком и вещами!!! Короче говоря – вписался, байк у него на взвешивании весил 7, а рюкзак около 13. Такого он добился, незаметно приподнимая заднее колесо на взвешивании. Но за обман он поплатился потерей своего рюкзака, прилетев на следующий день в Хельсинки.

Мне Тана понравилась, достойный внимания город на холмах, люди добродушные, дешевые и качественные сувениры. Супермаркет даже есть, правда тротуары, как и везде, отсутствуют как класс.

На Мадагаскар я вез велосипед полуразобранным в мягком чехле, естественно грузчики хватали и кидали этот мешок как попало. Чехол был во многих местах порван, рама поцарапана. На обратном пути возиться с велом было очень лень, и я уболтав девушку на регистрации, сдал его, как есть, в пыли и без чехла, до самого Хельсинки. Долетел он в итоге в целости и сохранности, а вот рюкзак где-то заблудился по пути. Но и это оказалось мне на руку - я отправился домой налегке на автобусе, а рюкзак вместе с байком мне привезли на следующий день из аэропорта на дом.

Первые часы в Хельсинки запомнились ощущениями как будто перевернутыми с ног на голову - европейские лица кругом казались подозрительными и немного уродливыми, и только попавшееся навстречу шумное семейство сомалийцев вызвало приветливую улыбку :)

Через пару часов, поднимаясь по трапу в самолет, оборачиваюсь и в крайний раз смотрю на огни вечернего города и отчего-то понимаю, что сюда я еще обязательно вернусь. Хорошо уезжать тогда, когда страна не открыла и половины своих сокровищ.

P.S. 2-3 мая. Отчет Миши Чистова о последних сутках, проведенных на острове. (напомню, что Илья, Лена и Миша Ч вылетали на родину на следующий день после нас)

Оставив Рому в аэропорту с байками и отправив Мишу со Славой на такси за сувенирами, мы отправились из аэропорта в город, чтобы в последний раз за поездку заночевать на острове. Поездка была крайне занимательной и техничной в плане владения велосипедом, в силу того, что это, пожалуй, был первый раз за весь поход, когда мы ехали по сильно населённой местности на велосипедах по дорогам общего пользования. Население в столице не такое дружелюбное как в деревнях (по крайней мере не здороваются), скорее нейтральное. Вслед нам повсюду слышались полуприветственные-полуироничные возгласы)) Устаревший автопарк порождал чад, на дороге царила полная анархия, существовал риск провалиться в канаву с помоями, шедшую параллельно проезжей части, но, на мой взгляд, это был настоящий фан. Центр города от аэропорта отделяет пару десятков километров, но по хорошему асфальту, даже невзирая на сложную дорожную обстановку, мы проехали их довольно быстро. Нигде на острове нет дорог шире двухполосных!! Меня потрясли рисовые поля, которые сменяли посёлки на подступах к столице, хотя остров уже казалось бы приучил ничему не удивляться. Оценив цены на гостиницы, мы поняли, что Тана уже подверглась тлетворному влиянию нарождающегося капитализма: ломят только в путь (цены на гостиницы на центральном бульваре составляли порядка пары десятков евро с носа, что нас не могло, конечно же, устроить в силу того, что на острове повсеместно цены очень гуманные). Мы потолкались с велосипедами на оживлённых улицах гигантского города, но в гостиницах то не было мест, то цены были запредельные, а одна, которая вроде бы устроила в плане цен, была на мой взгляд слишком отвратительна. В итоге мы совершенно случайно, разговорившись с дворником на одном из холмов города, сняли виллу у симпатичной семьи мамы с дочкой. Дочка училась на архитектора и, что потрясло, на вилле был компьютер)) Вышло что-то около 4 ойро с человека за ночёвку+завтрак. Горячий душ, балкон с красивым видом и все пироги. Решив принципиальный вопрос ночлега, мы бросили вещи и отправились на негруженых байках в обзорную экскурсию по городу. Столица, имхо, производит фантастическое впечатление. Огромный, стоящий на холмах, в лучах заходящего солнца, ни на что не похожий город. Вряд ли стоит описывать все красоты: лучше посмотрите на фотографии. Не думаю, что где-то ещё есть подобные мегаполисы. Мы прокатились километров 30 или около того по холмам, а наивысшей точки, где стоит дворец королевы, достигли уже, увы, в полной темноте. С освещением там проблемы, поэтому с высоты сияла огнями только главная улица, да кое-где мелькали небольшие огоньки. Сюрр, одним словом. Подъёмы и спуски были очень круты, посему было просто страшно. Бросив байки на вилле, пошли ужинать. Кушали какие-то йогурты из супермаркета на бензоколонке, да ещё посетили пиццерию.

На утро отправились за сувенирами. Поехали на байках в островной институт картографии и купили там большие карты, но действительно стоящую карту из отдельных кусков купил только Илья. Она была столь велика, что её пришлось присобачить ему на верхнюю трубу рамы. Потом, уже порядком подустав от бесконечных спусков и подъёмов, опять бросили байки на вилле и, разделившись, отправились за сувенирами. Я ходил один и, с трудом найдя сувенирный сектор на главном рынке города, как настоящий барахольщик оставил там несколько десятков евро. Лена с Ильёй этот рынок не нашли и купили куда меньше сувениров, но и этого им, по их словам, было более, чем достаточно.

Отъезжали вечером, уже ближе к закату. Мне с утра было фигово от сильно распухшей руки, поднялась температура, но мы вполне бодро домчались до аэропорта, правда уже не успели поменять деньги и купить замечательного мадагаскарского рома, который нам всем так хотелось привезти на родину.

В аэропорту меня посмотрела медсестра, помазала йодом, но ничего более кардинального так и не сделала. Контроль уже проходил с температурой, страшно тупил при заполнении анкеты, но вот наконец – вожделенный миг – мы грузимся в самолёт. Замечательный поход испорчен страхом потерять руку. И ведь потерял бы, пожалуй, пробудь я там ещё денька четыре. Летели без приключений, с чувством выполненного долга, а по прибытии в Москву залёг в больницу на пять дней, где меня тьфу-тьфу-тьфу вылечили. Последний абзац пишу оттого, что меня остро настигло осознание того, что в подобных походах мелочей не бывает. Случись что и нигде скорее всего нельзя будет найти на острове квалифицированной медицинской помощи.

Через 2 месяца ещё залёг в больницу с малярией, но с гуманной лёгкой формой, посему меня вылечили (опять же тьфу-тьфу-тьфу) за неделю.

Но всем всё очень понравилось. Думаю, не сильно погрешу против истины если скажу, что главная ценность поездки - самопознание и обретение внутренней гармонии. В отрыве от цивилизации и повседневных проблем всё в голове очень легко подразделяется на главное и второстепенное, появляется какое-то новое понимание всего сущего (уж простите за пафос).

Мне кажется, я обязательно вернусь на Остров. Только захвачу побольше зелёнки :)

Большая часть фотографий находится по адресу:
  1. http://www.cycloid.h16.ru/
  2. http://www.fotki.lv/mihalych

Мадагаскар – 2006. Сияние рая (13.04.2006 – 02(03).05.2006).
Авторы текста Михаил Маркуль и Слава Ильченко

Последние статьи в разделе
» Турция 2009

Архив статей

Weekend riding


Фото недели
комментарии [0]
архив [140]

Обзор Rohloff Speedhub
Обзор Rohloff Speedhub
Прогноз погоды
 



© 2002-2019 mtb.lv